ПРОТОКОЛ допроса свидетеля

                По ул. Ярославская, 42, г. ***а я не проживаю, так как этот дом был продан. С октября 2008 года я проживаю в доме по ул. Лермонтова, 6, г. ***а. Этот дом принадлежит Шейвикову Александру. Я проживаю в этом доме вместе со своим сожителем – Канзычаковым Александром Анатольевичем. С 27 декабря 2008 года вместе с нами проживает мой родной брат – Жулейко Владимир Александрович, он в это время освободился из тюрьмы. Наказание он отбывал за кражи. Также в этом доме проживает сожительница моего брата – Чубрикова Елена, и ее мать – Надежда. Хозяин дома проживает в этом доме периодически.

        12 марта 2009 года вечером домой вернулся мой брат, он привел с собой Никазакова Александра. С собой они принесли пиво и самогон. В доме они стали распивать спиртное, выпивали на кухне. Вместе с ними выпивала я, Лена Чубрикова, ее мать, мой сожитель. Все были довольно пьяные. Я сильно опьянела. Затем Никазаков Саша стал оскорблять Лену, говорил ей, что с ней спал весь поселок «Зона», выражался по этому поводу нецензурными словами. Брат сделал ему замечание, заступился за Лену. Никазаков продолжал оскорблять Лену, его пытались успокоить, но он продолжал. Мы говорили ему, чтобы он помолчал, разбираться будем трезвыми. Тогда Никазаков схватил палку, точнее ножку от столика темного цвета, которая также валялась на кухне. Он замахивался этой палкой то ли на Владимира, то ли на Лену. Владимир стоял ближе к Никазакову. Затем Никазаков бросил палку в Лену, но она успела пригнуть голову, палка пролетела мимо. Я начала кричать, что когда все это кончиться, сейчас проснется дядя Юра, хозяин дома. Я говорила им, чтобы они успокоились. Затем Вова сказал Никазакову, что «пойдем, выйдем». Я не заметила, когда он взял нож. Они вышли в прихожую. В руках у Никазакова палки уже не было. Дверной проем между кухней и прихожей занавешен шторкой. Я была сильно пьяная, в прихожей я слышала голоса Вовы и Никазакова. Позже брат подошел ко мне, сказал, что нужно копать в подполе могилу, так как он убил Никазакова. Брат мне рассказал, что ему ничего не оставалось делать, так как тот кинулся на него с ножкой от стола, которую Владимир называл битой. Я не поняла, где Владимир убил Никазакова, то ли в веранде или в прихожей. Мы все сидели в кухне, Владимир сам закопал труп Никазакова в подполе, как он его спустил в подпол, я не видела. Я вместе со своим сожителем спала в спальне. Ночью я переворачивалась, задела руку Конзычакова Александра. Он мне сказал, что поругался с моим братом, тот проткнул ножом ему левую руку. На следующее утро я увидела кровь у порога в прихожей. Хозяин дома – дядя Юра, попросил убрать кровь. Я не видела, кто смыл кровь, но потом крови не было.

                Вопрос: Как был одет Ваш брат 12 марта 2009 года?

                Ответ: Он был в кофте синего цвета с рукавами и капюшоном, трико с лампасами, в доме он был разутый. На одежде брата я крови не видела.

               Вопрос: Ваш брат говорил Вам, сколько ударов ножом нанес он Никазакову Александру?

               Ответ: Сначала он сказал мне, что нанес Никазакову несколько ударов ножом. В какие места он наносил удары, брат не рассказывал.

              Вопрос: После ссоры с Никазаковым у Вашего брата были телесные повреждения?

              Ответ: Сама я телесных повреждений у брата после этого не видела. Он мне говорил, что Никазаков просто намахивался на него этой ножкой-«битой», но он выбил ее. По-моему, я заметила у него на руке, на локте была немного содрана кожа.

              Вопрос: Брат называл место, в котором он закопал труп Никазакова Александра?

              Ответ: Он просто сказал, что закопал его в подполе.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector