Главное в работе СИЗО — обеспечение прав человека

На базе Научно-исследовательского института ФСИН России I состоялась Международная научно-практическая конфе­ренция на тему «Актуальные проблемы и перспективы деятель­ности следственных изоляторов в России».

В подготовке и проведении кон­ференции приняли участие сотруд­ники НИИ, Управления следственных изоляторов и тюрем, а также группа экспертов по вопросам исполнения наказаний Европейской комиссии (исполнительного органа Европейс­кого Союза).

На заседании присутствовали не только научные работники — специа­листы в области пенитенциарной на­уки, но и руководящие и практичес­кие работники как из центрального аппарата ФСИН России, так и из ее территориальных органов и непос­редственно учреждений.

Обсуждались вопросы дальней­шего совершенствования деятель­ности следственных изоляторов в современных условиях, обеспечения прав и законных интересов лиц, со­держащихся под стражей.

Открыл заседание заместитель директора ФСИН России генерал-лейтенант внутренней службы Владимир Иванович Семенюк, отметивший, что проведение этой конференции является важным ша­гом в изучении законодательного обеспечения, теории и практики при­менения такой меры пресечения, как содержание под стражей и в России, и за рубежом. Основным направлением деятельности Федеральной службы исполнения наказаний в современ­ных условиях, сказал В. И. Семенюк, является повышение эффективности работы по обеспечению прав граж­дан, содержащихся в местах лишения свободы, и оказание им помощи в со­циальной адаптации. В этой большой комплексной работе важное место отводится организации исполнения предварительного заключения. При­оритетной задачей при применении ареста в качестве меры пресечения является обеспечение безусловного соблюдения прав человека и закон­ных интересов лиц, содержащихся под стражей. Эта задача, подчеркнул заместитель директора ФСИН, напря­мую вытекает из требований отечес­твенного законодательства, а также

международных обязательств, приня­тых на себя Российской Федерацией. Руководство ФСИН России уделяет повышенное внимание следственным изоляторам. Их работа постоянно находится в поле зрения обществен­ных и правозащитных организаций, средств массовой информации, насе­ления. Именно по их деятельности в первую очередь наше общество оце­нивает работу всей уголовно-испол­нительной системы.

Председатель Общественного совета при ФСИН России по про­блемам деятельности уголовно-ис­полнительной системы Вячеслав Иванович Селиверстов в своем об­ращении к участникам конференции отметил важность и актуальность предложенных для обсуждения тем и выразил уверенность, что принятые рекомендации будут способствовать дальнейшей гуманизации условий содержания под стражей.

Затем с основным докладом «При­оритетные на п ра вления деятел ьности ФСИН России по обеспечению реали­зации международных обязательств Российской Федерации в вопросах исполнения заключения под стражу» выступил В. И. Семенюк.

ФСИН России, ее территориаль­ными органами и учреждениями УИС на протяжении всех последних лет проводится целенаправленная ра­бота по обеспечению безусловного соблюдения прав человека и закон­ами интересов личности в местах лишения свободы и содержания под стражей. Сегодня, подчеркнул В. И. Сеиенюк. данное направление деятельности УИС является наиболее приоритетным. Это напрямую связано с последовательной политикой ФСИН направленной на гуманизацию предварительного заключения кроме того, вытекает из международных обязательств, принятых на себя Российской Федерацией, будучи членом Европейского сообщества. Особое значение в этой связи приобретают вопросы организации деятельности следственных изоляторов и обеспечения прав подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений.

Чрезмерно жесткая уголовная политика порождала неоправданно широкое применение меры пресече­ния в виде содержания под стражей и направление в места лишения сво­боды значительного числа таких лиц,  не нуждались в изоляции от общества.

Не удивительно, что в следствен­ных изоляторах получили широкое распространение инфекционные заболевания, в том числе такие опас­ные, как туберкулез и ВИЧ. Широким общественным мнением, в том чис­ле международным, условия содер­жания здесь воспринимались как пытка. С учетом этих обстоятельств государством были определены при­оритетные задачи по реформирова­нию всей уголовно-исполнительной системы, включая и места предва­рительного заключения, совершенс­твованию нормативно-правовой базы, ускорению судебно-правовой реформы и сокращению численнос­ти содержащихся в местах лишения свободы.

Важной предпосылкой для рефор­мирования послужило вступление России в Совет Европы.

Прогрессивные изменения дейс­твующего законодательства позволи­ли значительно сократить число осуж­денных. Во многом благодаря этому все последние годы в территориаль­ных органах и во всех следственных изоляторах УИС проводится плано­мерная работа по улучшению условий содержания спецконтингента.

Основным направлением этой ра­боты, подчеркнул В. И. Семенюк, была и остается сегодня разгрузка СИЗО.

В 39 субъектах Российской Фе­дерации, или ровно в половине из регионов, имеющих в своем составе следственные изоляторы, средний размер камерной площади на одно­го содержащегося под стражей соот­ветствует норме (4 квадратных метра на человека) или превышает ее; еще в 15 регионах средний размер ка­мерной площади близок к норме и составляет от 3,6 до 3,9 квадратных метра; 24 субъекта Российской Фе­дерации считаются проблемными по вопросу размещения подозре­ваемых, обвиняемых и осужденных. Исправить существующее положе­ние можно путем расширения сети следственных изоляторов и ввода в действие дополнительных камерных площадей.

На протяжении всех последнихлет Федеральной службой исполнения наказаний в данном направлении

проводится последовательная и пла­номерная работа, организованная по четырем основным направлени­ям: строительство и реконструкция следственных изоляторов в рамках федеральной целевой программы «Развитие уголовно-исполнитель­ной системы на 2002-2006 годы»; открытие новых СИЗО на неисполь­зуемых площадях исправительных учреждений; расширение площа­дей в действующих следственных изоляторах и создание помещений в исправительных учреждениях, функционирующих в режиме следс­твенных изоляторов, а также расши­рение площадей в уже действующих ПФРСИ. За 2002-2006 годы было вве­дено в строй дополнительно более 44 тысяч мест для содержания подоз­реваемых и обвиняемых в соверше­нии преступлений.

В текущем году, рассказал далее В. И. Семенюк, началась реализация федеральной целевой программы «Развитие уголовно-исполнительной системы (2007-2016 годы)» с объемом финансирования 54,6 миллиарда рублей. В ее рамках в следственных изоляторах будет создано дополни­тельно 33,5 тысячи мест, в том чис­ле будут введены в эксплуатацию 26 новых следственных изоляторов, от­вечающих самым современным тре­бованиям и международным стан­дартам. Реализация этой программы позволит довести средний размер камерной площади в расчете на од­ного содержащегося под стражей до 4,8 квадратных метра.

В результате проводимой работы значительно снизилось количество жалоб в Европейский Суд по правам человека по вопросам деятельности учреждений УИС. С начала текущего года Европейским Судом была при­нята к рассмотрению лишь одна жа­лоба.

Кроме этого, в докладе Европей­ского комитета по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижа­ющего достоинство обращения или наказания по итогам визита в Россий­скую Федерацию в 2006 году было отмечено, что в сфере условий со­держания под стражей достигнут оп­ределенный прогресс, а российские власти демонстрируют стремление к открытости в отношении вопросов, связанных с условиями содержания под стражей. Положительные тенден­ции в деятельности пенитенциарной системы России были отмечены на заседании 37-й сессии Комитета ООН против пыток.

Результаты нашей работы, ска­зал далее В. И. Семенюк, были бы более значительными, если бы они подкреплялись должной судебной практикой. Разработчики нового уголовно-процессуального законо­дательства (и это неоднократно под­черкивалось ими в процессе обсуж­дения и прохождения проекта УПК РФ в Федеральном Собрании РФ) рас­считывали, что введение судебной процедуры заключения под стражу, а также существенное сужение сфе­ры его применения позволят значи­тельно сократить численность лиц, содержащихся под стражей в следс­твенных изоляторах, в первую оче­редь несовершеннолетних, и прак­тически исключить ее в отношении лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении малозначительных преступлений. На первоначальном эта­пе действия нового УПК эти расчеты действительно оправдывались. Од­нако с ноября 2002 года численность вновь арестованных только возрас­тает, и эта тенденция сохраняется до настоящего времени. Всего же за неполные пять лет действия нового УПК РФ в следственные изоляторы поступило более полутора милли­онов человек, в отношении которых судами была избрана мера пресече­ния в виде заключения под стражу, или в среднем от 30 до 34 тысяч че­ловек в месяц. Таким образом, сколь­ко-нибудь значительного снижения числа вновь арестованных в связи с введением судебной процедуры за­ключения под стражу не произошло.

Практика показывает, что в сред­нем каждый пятый помещенный в СИЗО совершил преступление не­большой или средней тяжести и не представляет серьезной угрозы бе­зопасности государства.

Анализ статистических данных дает основание сделать вывод, что в ряде случаев суд при избрании меры пресечения недостаточно изу­чает личность подозреваемого или обвиняемого, не применяет альтер­нативные аресту меры пресечения при наличии к тому достаточных ос­нований.

К сожалению, влияние уголов­но-исполнительной системы на эти процессы может быть только опосредованным. Закон не предо­ставляет начальнику СИЗО права и возможности не принимать в учреж­дение арестованных по причине от­сутствия свободных мест. Установив санитарную норму жилой площади, законодатель не определил меха­низм ее выполнения. Очевидно, что действующая нормативная база в этой части требует серьезной кор­ректировки. Было бы целесообразно в качестве временной меры внести в УПК РФ норму, предусматривающую, что суды при избрании в качестве меры пресечения содержание под стражей должны учитывать и нали­чие свободных мест в следственных изоляторах соответствующего субъ­екта РФ. Кроме того, было бы целесо­образно законодательно ограничить применение ареста за преступления, по которым предусмотрена санкция в виде лишения свободы на срок до пяти лет, а также в отношении несо­вершеннолетних, подозреваемых или обвиняемых в преступлениях средней тяжести. Это дало бы воз­можность дифференцировать дан­ную меру пресечения, исходя исклю­чительно из объективных данных о личности подозреваемого.

Самые приблизительные расчеты показывают, что внесение таких из­менений в УПК позволит сократить численность лиц, содержащихся в следственных изоляторах, на 5-6 тысяч. А именно такое количество вновь арестованных освобождается из-под стражи еще до истечения од­ного месяца со дня ареста. Причины освобождения самые разные: это и изменение меры пресечения на под­писку о невыезде, и вынесение при­говора, не связанного с лишением свободы, и прекращение уголовно­го преследования. Однако в каждом конкретном случае очевидно одно: арестованный изначально не представлял значительной общественной опасности, поэтому в отношении него такая мера пресечения была явно излишней.

Очевидно, продолжил далее В. И. Семенюк, требует серьезной коррек­тировки и вопрос соблюдения со­размерности тяжести совершенного преступления и условий содержания в СИЗО.

Сегодня в соответствии с Феде­ральным законом «О содержании под стражей подозреваемых и об­виняемых в совершении преступле­ний» степень изоляции в СИЗО соот­ветствует самым строгим условиям, примерно таким, как на тюремном виде режима. Подозреваемые и об­виняемые размещаются в закрытых камерах и практически не имеют воз­можности для занятий каким-либо видом деятельности. В течение дня им предоставляется только часовая прогулка в прогулочном дворе. В то же время большая часть из них впос­ледствии по приговору суда направ­ляются для отбывания наказания в исправительные учреждения, усло­вия содержания в которых значи­тельно гуманнее.

Европейский Суд по правам чело­века при рассмотрении жалоб осуж­денных исходит из того, что условия содержания под стражей не должны быть строже условий отбывания на­значенного судом уголовного нака­зания.

Поэтому необходимо внести в действующее законодательство из­менения, призванные компенсиро­вать такого рода издержки.

Так, например, целесообразно включение в УПК РФ норм, опреде­ляющих порядок зачета времени содержания лица под стражей до су­дебного разбирательства в срок от­бывания наказания в виде лишения свободы, предусмотрев применение определенного коэффициента, в за­висимости от назначаемого судом вида исправительного учреждения, что позволит частично восстановить права и законные интересы лиц, осужденных к лишению свободы, на­рушенные во время их ареста.

Когда речь идет о существенных ограничениях прав и интересов личности, нормативные правовые акты, регламентирующие процедуру избрания и механизм исполнения включения под стражу, а также ус­ловия содержания, должны обеспе­чивать защиту человека, его родных и близких во всех ее проявлениях.

Мы должны исходить из того по­ложения, сказал в заключение В. И. Семенюк, что каждый гражданин, независимо от его вины перед об-•|есгвом и тяжести совершенного преступления, имеет право на ува­жительное отношение к своей лич­ности и на достойные условия своего существования во время предвари­тельного заключения.

Интересную презентацию «Тен­денции в применении заключения под стражу в России и других странах» участникам конференции представил эксперт Европейской комиссии Тодд Фоглесон. Эта презентация является заключительным отчетом по проекту «Альтернативы предварительному за­ключению». По мнению исследовате­лей из Европейской комиссии, за пос­ледние годы в уголовной политике России возросло количество арестов, узеличилась их вероятность как меры пресечения и возросла продолжи­тельность времени содержания под стражей. Выступающий предложил четыре критерия, по которым можно оценить текущую практику примене­ния ареста. Во-первых, это наличие мест в следственных изоляторах, во-вторых, возможность государства вы­полнять свои обязательства в обес­печении законности и гуманности, в-третьих, последствия содержания под стражей и, в-четвертых, сравне­ние с практикой других стран в этом вопросе.

Тодд Фоглесон предложил учас­тникам конференции следующие рекомендации, которые, по мнению экспертов Европейской комиссии, должны учитываться при реализа­ции современной уголовной по­литики в России. Необходимо, по мнению докладчика, установить межведомственный механизм ре­шения проблем с избранием меры пресечения; углубить и системати­зировать анализ текущей практики и ее последствий; ввести альтернативы, отвечающие нуждам правоох­ранительных органов.

С подробным анализом результа­тов работы следственных изолято­ров уголовно-исполнительной сис­темы в 2006-2007 годах и основных задачах по ее совершенствованию в современных условиях выступил на­чальник Управления следственных изоляторов и тюрем ФСИН России генерал-майор внутренней службы Валерий Геннадьевич Телюх.

После введения в действие ново­го УПК РФ, установившего судебную процедуру избрания меры пресече­ния в виде заключения под стражу, численность лиц, содержащихся в СИЗО и помещениях, функциониру­ющих в режиме следственного изо­лятора (ПФРСИ), сократилась более чем на 30 процентов. Однако с 2005 года отмечается устойчивая тенден­ция к увеличению их численности.

Если в 2004 году в следственные изоляторы поступило 328 тысяч че­ловек, то в 2005 году их количество составило уже 380 тысяч. А в 2006 году по сравнению с 2005 годом эта цифра возросла еще на 6,4 тысячи человек. Только в марте 2007 года рост численности подозреваемых, обвиняемых и осужденных произо­шел в 52 территориальных органах ФСИН России из 78, имеющих в сво­ем составе следственные изоляторы.

Особенно высокими темпами рас­тет число арестованных женщин. За 2005 год их количество возросло на 27 процентов, а за 2006 год — еще на 16 процентов. Все больше становит­ся лиц, арестованных за преступле­ния небольшой и средней тяжести. Так, если в 2004 году за совершение таких преступлений были заключены под стражу 104,5 тысячи человек, то за 2006 год — более 147,5 тысячи.

Данная мера пресечения, отметил В. Г. Телюх, является самой строгой, и ее применение в отношении лиц, совершивших преступления неболь­шой и средней тяжести и не утратив­ших социальные связи, не всегда оп­равданно.

Продолжает расти количество лиц, числящихся за судами. С 2004 по 2007 год их численность увели­чилась на 12,7 тысячи человек и на 1 апреля 2007 года составила 93,7 тысячи.

Для снижения численности содер­жащихся в следственных изоляторах ФСИН России осуществлена органи­зация работы по своевременному вы­возу осужденных к местам отбывания наказания и сокращению объемов транзитных перевозок; осуществля­ется комплекс мероприятий по созда­нию дополнительных мест для разме­щения подозреваемых, обвиняемых и осужденных. Только за 2006 год создано 14,5 тысячи мест, что на 6,2 тысячи больше, чем за 2005 год.

Средний размер камерной пло­щади, приходящейся на одного за­ключенного под стражу, увеличился в 2006 году на 11 процентов и соста­вил на 1 января 2007 года 3,97 квад­ратных метра.

В. Г. Телюх подробно рассказал участникам конференции о феде­ральной целевой программе «Разви­тие уголовно-исполнительной систе­мы (2007-2016 годы)». Эта программа принята правительством России с целью дальнейшего улучшения усло­вий содержания лиц, заключенных под стражу, и приведения их в соот­ветствие с международными стан­дартами. В следственных изоляторах планируется ввести 33,8 тысячи мест, финансирование из федерального бюджета предполагается увеличить на сумму 42,3 миллиарда рублей, что в 13 раз больше, чем финансирова­ние предыдущей программы.

В течение 2007-2009 годов бу­дет завершено строительство семи новых следственных изоляторов, а также закончится реконструкция объектов действующих СИЗО, нача­тых в рамках реализации указанной федеральной целевой программы. В ближайшие три года будет введено 7904 места.

В отличие от прошлых лет в значи­тельно больших объемах выделяются финансовые средства на проведение капитального и текущего ремонтов объектов СИЗО и тюрем.

Однако, несмотря на проводимую работу по разгрузке следственных изоляторов, подчеркнул В. Г. Телюх, их переполнение сохраняется, а в ряде субъектов Российской Федерации продолжает увеличиваться. Это серь­езно осложняет их деятельность, рас­ходуются значительные финансовые средства на содержание подозре­ваемых, обвиняемых и осужденных, затрудняется организация работы по улучшению условий их содержания и приведению в соответствие с тре­бованиями действующего законода­тельства и международными стан­дартами. Как следствие — увеличение количества жалоб лиц, содержащихся под стражей, и их родственников.

При этом количество лиц, осво­божденных из-под стражи на стадии предварительного расследования и судебного производства, продолжает увеличиваться. Так, если в 2005 году из следственных изоляторов было осво­бождено 65,5 тысячи человек, не пред­ставляющих серьезной опасности для общества, то в 2006 году их количест­во увеличилось на 13 процентов и со­ставило более 73 тысяч, или каждый пятый вновь арестованный. Только за три месяца этого года было осво­бождено более 19,4 тысячи человек, что составляет 20 процентов от числа вновь арестованных.

Постановлением Президиума Вер­ховного суда Российской Федерации от 27 сентября 2006 года «О рассмот­рении результатов обобщения судеб­ной практики об избрании меры пре­сечения в видезаключения под стражу подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений» судьям было рекомендовано при решении вопроса об избрании меры пресече­ния не допускать формального под­хода к разрешению соответствующих ходатайств, поскольку заключение под стражу является самой строгой мерой пресечения, ограничивающей права, свободы и личную неприкос­новенность человека и гражданина. За период после издания этого поста­новления количество женщин, посту­пивших в СИЗО и ПФРСИ, сократилось на 12 процентов, а несовершеннолет­них — на 10 процентов.

Несмотря на то, что в отношении несовершеннолетних отмечается положительная динамика в части применения мер пресечения, не свя­занных с изоляцией от общества, до настоящего времени Россией наци-

ональное законодательство не при­ведено в соответствие с принципами и положениями Конвенции о правах ребенка.

Ввод дополнительных мест для содержания подозреваемых и обви­няемых, отметил в заключение В. Г. Телюх, не успевает за темпами роста количества таких лиц. Нельзя решать проблему их размещения только за счет создания дополнительных мест. Необходимо в том числе расширять практику применения мер пресече­ния, не связанных с изоляцией от об­щества.

Главный научный сотрудник НИИ ФСИН России, заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор Александр Ильич Зубков в своем докладе, отметив целый ряд положительных тенденций, имею­щих место в работе УИС, тем не менее признал, что условия содержания под стражей и отбывания наказания пре­восходят бытовые условия, в которых живет значительное число граждан России.

Вызвали интерес присутствующих и другие доклады ученых и практи­ческих работников УИС.

Участниками конференции был принят целый ряд рекомендаций, в которых, в частности, отмечается, что обеспечение условий содержания арестованных в соответствии с тре­бованиями норм российского и меж­дународного права не может быть достигнуто только в рамках деятель­ности ФСИН России. Так, практика применения такой меры пресечения, как арест, зависит в первую очередь от судов, прокуратуры и органов рас­следования. Это обусловливает раз­работку системы увязанных между собой мероприятий правового, орга­низационного, социального и иного характера, направленных на дости­жение стратегической цели дальней­шей гуманизации наказания. ФСИН России, указывается в рекомендаци­ях, необходимо шире распространять опыт отечественной и зарубежных пенитенциарных систем по перечис­ленным выше вопросам.

Принятые рекомендации планиру­ется разослать во все подразделения уголовно-исполнительной системы. В базе Воронежского инс­титута ФСИН России была проведена двухдневная научно-практическая ви­деоконференция «Техни­ческая безопасность объ­ектов УИС и перспективы развития».

Участие в конференции приняли сотрудники цент­рального аппарата, учреж­дений, непосредствен­но подчиненных ФСИН России, представители шести управлений ФСИН России по федеральным округам, двадцати одного территориального органа ФСИН России, трех обра­зовательных учреждений ФСИН России и МВД Рос­сии, руководство шести фирм заводов-изготовите­лей. Общая численность участников составила бо­лее 400 человек. Для ох­вата всей аудитории был организован телемост в режиме реального вре­мени между одиннадца­тью городами. Подобное мероприятие такого мас­штаба проводилось в Фе­деральной службе испол­нения наказаний впервые.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector