КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА на решение Центрального районного суда города ***о от 21.06.2011г. (мотивированное решение изготовлено 11.07.2011г.) по делу № 2-977/2011

В соответствии с решением Центрального районного суда г.***о от 21.06.2011г. исковые требования Истца удовлетворены, за последним признано право собственности на гаражный бокс №13, указанный в поэтажном плане № 12, общей площадью 28,8 кв.м., расположенный по адресу: ***ская область, г.***о, Центральный район, западнее жилого дома № 5 по пр.Московскому, помещение № 64, в удовлетворении требований Филькова А.П. относительно предмета спора отказано.

На указанное решение третьим лицом Фильковым А.П. была подана кассационная жалоба. Определением ***ского областного суда от 09.09.2011г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В дальнейшем на указанные судебные акты в президиум ***ского областного суда была подана надзорная жалоба. Определением ***ского областного суда от 14.11.2011г. (дело № 4г-2890) решение суда первой инстанции и определение суда кассационной инстанции оставлены без изменения.

Считаю, что указанные судебные акты были вынесены с неправильным применением норм материального права, а также выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, при принятии судебных актов были допущены существенные нарушения норм материального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов.

Указанные нарушения выразились в следующем.

  1. 1.                         В своем решении суд первой инстанции в обоснование правомерности требований Истца и приобретения последним права собственности на спорный гараж ссылается на п. 4 ст.218 ГК РФ, что противоречит обстоятельствам дела, а также характеру имеющихся правоотношений Истца по поводу спорного объекта.

Так, в обоснование своих требований Истцом представлены Договор от 11.03.1999г. на строительство индивидуального гаража стоянки, заключенный между Шкляровым А.А. и ООО Фирма «Корвет-Сервис», а также акт №13 о передаче капитального гаража от ООО «Корвет-Сервис» Шклярову А.А. Кроме того также представлены квитанции об оплате стоимости гаража в адрес ООО Фирма «Корвет-Сервис».

Таким образом, в материалах дела содержатся доказательства того, что Истец вступал в правоотношения относительно спорного объекта именно с ООО Фирма «Корвет-сервис», в связи с чем указанные отношения по поводу строительства гаража регулируются главой 37 ГК РФ (положения о подряде).

И именно на основании указанных норм права суд должен дать правовую оценку обстоятельствам, подтвержденным имеющимся в деле доказательствам.

Ссылка суда на п.4. ст.218 как на основание возникновения права собственности на гараж за Истцом также необоснованна и в связи с тем, что никаких отношений по поводу передачи гаражного бокса в собственность Истца между ним и ПГКО «Нива-3» не устанавливалось.

Наличие в материалах дела заявления о вступлении в члены кооператива и принятого по нему решения о принятии сами по себе не свидетельствуют о наличии между Истцом и Кооперативом каких-либо отношений по строительству гаражного бокса, поскольку все документы, связанные с подрядом на спорный объект а также с его оплатой заключались Истцом именно с Ответчиком.

Таким образом, факт вступления Истца в гаражный кооператив, осуществляющий обслуживание гаражных боксов не может свидетельствовать о приобретении Истцом права на указанный гараж.

Изложенное означает, что вывод суда о том, что Истец приобрел право собственности на гаражный бокс с момента выплаты в Кооператив паевого взноса (п.4 ст.218 ГК РФ) является незаконным, более того взносы за гаражный бокс в Кооператив Истцом никогда не уплачивались.

1.1. В своем определении суд кассационной инстанции указывает на необоснованность изложенных доводов, ссылаясь при этом на то, что Истец вступил в члены кооператива раньше, чем Фильков А.П.

Таким образом, областной суд фактически не разрешил вопрос о правильном правовом регулировании спорных правоотношений между Истцом и Ответчиком и кооперативом, как на то было указано в кассационной жалобе, не принял во внимание доводы о том, что представленные истцом доказательства с учетом норм права, регулирующих соответствующие отношения, не позволяют прийти к выводу о приобретении Истцом права собственности на спорный гараж.

Кроме того, суд кассационной инстанции, несмотря на наличие соответствующих доводов в кассационной жалобе, не дал оценку доводу Филькова А.П. о неправильном применении судом первой инстанции, в обоснование возникновения права собственности на гараж, п.4 ст.218 ГК РФ, поскольку представленные доказательства возникновения права собственности Истца, полностью построены на взаимоотношениях последнего и коммерческой организации – ООО «Корвет-сервис», тогда как, п.4 ст.218 ГК РФ предусматривает возможность приобретения права на имущество при наличии соответствующих паевых отношений с кооперативом, которым ООО не является.

Судом надзорной инстанции также не дана надлежащая оценка указанным доводам.

Таким образом, указанные нарушения были допущены судом первой инстанции и не приняты во внимание судом кассационной и надзорной инстанции, что является существенным нарушением.

  1. 2.                         При вынесении решения суд первой инстанции не проверил доказательства, представленные Истцом в обоснование своих требований на предмет соответствия их требованиям законодательства.

Так в обоснование своих требований Истцом представлен Договор от 11.03.1999г. на строительство индивидуального гаража-стоянки, Акт о передаче гаража в собственность.

Оценивая указанные доказательства, следует руководствоваться положениями ст.432, 708 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент составления указанных документов).

В соответствии со ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Согласно ст.708 ГК РФ в договоре подряда указываются начальный и конечный сроки выполнения работы. По согласованию между сторонами в договоре могут быть предусмотрены также сроки завершения отдельных этапов работы

Таким образом, указанные доказательства, как соглашения о подряде, должны предусматривать предмет строительства, позволяющий идентифицировать его, а также начальный и конечный сроки строительства.

Между тем, указанные доказательства не содержат указанные существенные условия, в связи с чем нет оснований полагать о их заключенности.

Таким образом, в обоснование своих требований Истец представил незаключенные сделки, которые по своему содержанию не соответствуют требованиям законодательства.

Учитывая изложенное, незаключенность представленного Истцом договора на строительство, акт подписанные в исполнение договора не порождает правовых последствий в отношении спорного объекта, поскольку заключен в отсутствие каких либо правовых оснований.

Вопреки тому, что в судебном заседании представитель Филькова А.П. заявлял о данных недостатках, указанные доводы Третьего лица не были оценены в судебном решении, представленные Истцом доказательства не были оценены на предмет соответствия их требованиям законодательства, что свидетельствует о незаконности принятого решения.

2.1. При рассмотрении дела суд кассационной инстанции также необоснованно отклонил указанные доводы, указав в своем определении на то, что Фильковым не было заявлено требования о признании ничтожным договора от 11.03.1999г., в связи с чем нет оснований полагать о его недействительности.

Указанные вывод прямо противоречить положениям ст. 166 ГК РФ, в соответствии с которой сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

В пункте.32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» также подчеркивается, что ничтожная сделка является таковой независимо от наличия соответствующего судебного акта.

Таким образом, из указанных норм и судебной практики следует, что независимо от того, обращался ли кто-либо к требованием о признании сделки ничтожной, она является таковой и без предъявления соответствующего требования.

Таким образом, представленный Истцом договор является ничтожной сделкой и не породил для его сторон никаких последствий, однако ни суд первой, ни суд кассационной и надзорной инстанции не оценивали указанный договор на предмет его действительности только лишь из-за отсутствия соответствующего иска Филькова А.П., что прямо противоречит п. 1. ст.166 ГК РФ.

  1. 3.                         Принимая решение, суд первой инстанции не отразил  и не учел в решении позицию Филькова А.П. о незаконности заключения подрядных соглашений в 1999 году с учетом того, что 22.02.1996г.  между ООО Фирма  «Корвет-Сервис» и ТОО «Шанс» был заключен договор № 143 о долевом участии в строительстве гаражей-стоянки на 200 автомашин. Согласно имеющему к указанному договору приложению спорный гараж номер 13 входил в число объектов подлежащих строительству для ТОО «Шанс».

Таким образом, еще 1996г. между Ответчиком и ТОО «Шанс» был заключен договор, согласно которому Застройщик обязался построить для ТОО «Шанс» определенные объекты, в т.ч. спорный, а ТОО «Шанс» финансировало указанное строительство.

В силу ст. 218 ГК РФ   право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом..

В соответствии с указанной нормой именно ТОО «Шанс» осуществлял финансирование строительства спорного объекта и, следовательно именно оно имело исключительное право на спорный объект.

Между тем, в период действия указанного договора, в 1999г. по поводу этого же объекта Шкляров А.А. заключил с Ответчиком соглашения о строительстве (незаключенные по основаниям изложенным выше) спорного объекта и этим же днем акт о передаче гаражного бокса в собственность Истца.

В силу пункта 1ст. 218 ГК РФ приобрести право на вещь, созданную лицом для себя возможно только в случае если данная процедура произведена с соблюдением закона и иных правовых актов.

Между тем, учитывая, что спорный объект к моменту заключения договора Шкляровым уже являлся предметом строительного соглашения с ТОО «Шанс», которое и финансировало эту процедуру, заключение последующих соглашений по поводу того же объекта незаконно (ничтожно).

В своем решении суд первой инстанции указал лишь на то, что Договор от 1996г. был заключен и был в последствие расторгнут, не оценив при этом его правовое значение на обстоятельства дела с учетом того, что на момент подписания строительного договора и акта Шкляровым (в 1999 году) договор от 1996 года еще продолжал свое действие.

В решении не содержится никакой оценки данных обстоятельств, несмотря на то, что указанная позиция была изложена Фильковым А.П. в суде первой инстанции

3.1. В своем Определении суд кассационной инстанции оставил указанные выше доводы Филькова А.П. без внимания, не дал им надлежащей оценки, не оценил договор 1999 г. представленный Истцом, заключенный в период действия договора № 143 от 1996г. в отношении того же самого объекта но с другим лицом. Таким образом, спорный объект, к моменту заключения договора 1999 г. Истцом, уже был обременен обязательствами, установленными договором 1996г.

В данном случае  суд кассационной инстанции нарушил в т.ч. положения ст. 347 ГПК РФ, согласно которой суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в кассационных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Указанные обстоятельства также не были учтены и судами первой и надзорной инстанций.

  1. 4.                         В судебном заседании исследовались доказательства, подтверждающие, что в 1999 году спорный объект не был полностью построен, в связи с чем акт о передаче недостроенного, а равно несуществующего гаража в собственность незаконны.

Так в судебном заседании председатель кооператива «НИВА-3» пояснил, что в 1999-2000 годах строительство спорного объекта завершено не было, использование указанного объекта было невозможно, у гаража отсутствовала одна из стен.

Такие же пояснения дал Фильков А.П.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что Истец и Ответчик совершили в 1999 году сделку по передаче несуществующего имущества.

При этом судом первой инстанции не исследовался вопрос о готовности объекта к передаче на 1999 год, мог ли данный объект в силу своей строительной завершенности являться предметом сделок при наличие доказательств подтверждающих обратное.

Таким образом в силу ст. 168 ГК РФ сделка, совершенная в отношении несуществующего объекта незаконна, а равно ничтожна.

      4.1. В своем определении суд кассационной инстанции указывает на то, что указанный довод противоречит материалам дела.

Между тем, никаких материалов дела, свидетельствующих о готовности гаража в 1999 году не имеется. Представитель кооператива давал пояснения по поводу того, что спорный гараж был построен в 2001 году, доказательств подтверждающих обратное в материалы дела не представлено.

  1. 5.                         При вынесении решения об отказе в удовлетворении требований Филькова А.П. судом первой инстанции не учтено то обстоятельство, что Ответчик признал его исковые требования.

Так в судебном заседании Директор ООО Фирма «Корвет-Сервис» заявлял о своем признании требований Филькова А.П.

Кроме того, со стороны Ответчика также было подано письменное ходатайство об удовлетворении требований Филькова А.П. в связи с признанием его требований.

В соответствии со ст. 39 ГПК РФ при признании иска у суда имеется ограниченный перечень оснований для непринятия такого признания — если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

Между тем в своем решении суд первой инстанции не указал на причины отказа в удовлетворении ходатайства Ответчика, не отразил в решении того, что Ответчиком заявлялось такое ходатайство.

 Судом кассационной и надзорной инстанции данное обстоятельство оставлено без внимание и никак не оценено.

  1. 6.                         В решении суд первой инстанции делает вывод о необоснованности требований Филькова А.П. в связи с тем, что у ООО «Шанс-СТ» не было оформлено право на спорный гараж, который к тому же был ранее передан Истцу.

Однако в данном случае правовое значение имеет первичное подрядное  правоотношение в отношении спорного гаража.

Таким первичным правоотношением является правоотношение между ООО Фирма «Корвет-Сервис» и ООО «Шанс-СТ» по поводу строительства спорного объекта, заключенное в 1996г.

В силу ст. 218 ГК РФ   право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом..

Таким образом, именно ООО «Шанс-СТ» осуществляло строительство спорного объекта для себя, посредством заключения в 1996 году соответствующего договора, и именно указанное лицо имеет исключительное право на построенный объект.

Сделки в отношении спорного объекта, который строился за счет ООО «Шанс-СТ» не могут считаться законными поскольку застройщик в данном случае не приобретает право собственности на строящуюся за чужой счет вещь и следовательно не может по своему усмотрению ей распоряжаться.

При этом судом первой инстанции не отражено в решении, что хотя Договор 1996г. Между Ответчиком и ООО «Шанс-СТ» был впоследствии расторгнут, но к моменту заключения договора Шкляровым он еще продолжал свое действие.

Суды рассмотревшие настоящий спор не учли данного обстоятельства, что привело к принятию незаконных судебных актов.

  1. 7.                         При принятии решения судами не учтено, что акт о передаче в собственность гаража, представленный Истцом заключен с Ответчиком, а акт о передаче в собственность гаража представленный Фильковым А.П. заключен с кооперативом «НИВА-3».

При этом в решении суд указывает на то, что право на спорный гараж перешло к Истцу именно от кооператива «НИВА-3» в связи с выплатой Истцом полностью паевого взноса за гараж.

Однако все документы на гаражный бокс Истец заключал с Ответчиком, а не с кооперативом.

Вместе с тем акт о передаче гаража Филькову А.П. заключен именно с кооперативом, который и имел право, как следует из выводов решения суда первой инстанции, распоряжаться спорным гаражом в силу соглашения от 20.12.1998г. № 8 о совместной деятельности, согласно которому Ответчик передал кооперативу «НИВА-3» предоставленный ему ранее земельный участок для строительства.

Если следовать выводам суда первой инстанции, то именно Кооператив мог распоряжаться спорным объектом и именно с кооперативом должен быть заключен соответствующий документ-основание передачи гаража. Такой документ, заключенный с Кооперативом и был представлен Фильковым А.П.

Однако несмотря на наличие доказательства принятия от Кооператива гаража у Филькова, и его Отсутствия у Шклярова, вопреки своим же выводам о правомочности именно Кооператива распоряжаться спорным объектам, суд принял решение в пользу Шклярова, что явно противоречит и выводам содержащимся в решении и исследованным доказательствам.

Кроме того, само правовое основание приобретения гаража Истцом в собственность (п.4 ст.218 ГК РФ) подразумевает в себе наличие правовых взаимоотношений именно с кооперативом.

Таким образом, выводы решения суда первой инстанции противоречат обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам и нарушают положения ст. 218 ГК РФ

7.1. В определении суд кассационной инстанции указывает на то, что в данном случае заключение договора с ООО «Корвет-Сервис» было обусловлено наличием подрядных отношений между Кооперативом и ООО «Фирма-Корвет-Сервис» и явилось лишь способом оформления отношений сторон.

В силу начал гражданского законодательства в отношении конкретной вещи (спорный бокс) вещи может сущствовать лишь один собственник приобретший указанную вещь по какому-либо основанию изложенному в ГК РФ.

В настоящем случае, учитывая, что в деле имеются два акта о передаче гаража в собственность, составленных от имени передающего, в первом случае ООО «Корвет-Сервис», во втором Кооперативом «Нива-3», существенным обстоятельством подлежащим установлению, является правомочия ООО «Корвет-Сервис» и Кооператива «Нива-3» на распоряжение соответствующим имуществом. Лишь одно из названных лиц, может обладать таким правомочием и реализовать его посредством передачи гаража и подписанием соответствующего акта.

В данном случае суды первой и кассационной инстанции ссылаются в качестве основания права собственности Истца на п. 4 ст. 218 ГК РФ, согласно которому  Член жилищного, жилищно-строительного, дачного, гаражного или иного потребительского кооператива, другие лица, имеющие право на паенакопления, полностью внесшие свой паевой взнос за квартиру, дачу, гараж, иное помещение, предоставленное этим лицам кооперативом, приобретают право собственности на указанное имущество.

Однако, согласно имеющимся материалам дела отношения по поводу строительства гаража Истец заключал с ООО «Корвет-Сервис» и ему же он вносил денежные средства. При этом, денежные средства Итцом вносились не в счет выплаты своего пая, а в счет исполнения обязательств по заключенному договору подряда и получателем средств, в данном случае являлось ООО «Корвет-Сервис», который не отвечает признаком гаражного, потребительского или иного кооператива, указанного в п.4 ст. 218 ГК РФ.

Между тем решение о принятии Истца в члены кооператива без выплаты кооперативу пая само по себе не может быть расценено как доказательство возникновения права собственности на гараж с учетом положений п.4 ст. 218 ГК РФ предусматривающих необходимость внесения паевого взноса. Однако доказательства подтверждающие соблюдение указанных требований в материалах дела отсутствуют.

Кроме того, акт, подтверждающий передачу спорного бокса Истцу составлен не с кооперативом, а со сторонней организацией ООО «Корвет-Сервис», которая в силу п.4.ст.218, будучи не являющаяся Кооперативом, не могла передать Истцу гаражный бокс, которым она не владела, а который находился во владении Кооператива ПГКО «НИВА-3»

При этом, суждение суда кассационной инстанции о том, что такое правовое несоответствие доказательств Истца обусловлено лишь тем, что это явилось способом оформления отношений сторон, является по сути суждением о вероятном предположении действительной воли всех указанных сторон. Однако такое предположение, по своей сути выходит за пределы имеющихся доказательств, дополняя их отсутствие своими выводами, что не отвечает признакам законности и обоснованности судебного акта.

Таким образом, в настоящем случае имеет место установление судами первой и кассационной инстанции правомочия кооператива на распоряжение гаражным боксом, а также применение соответствующего правового регулирования (п.4 ст.218 ГК РФ) и прямо противоречащие указанным выводам материалы дела, которые подтверждают факт заключения и исполнения (фактическая оплата) Истцом подрядных обязательств с ООО «Корвет-Сервис»

Таким образом, суд первой, кассационной и надзорной инстанций приняли оспариваемые судебные акты без соблюдения норм материального и процессуального права, не дав надлежащей правовой оценки имеющимся доказательствам и спорным правоотношениям сторон.

Принятие незаконных решений привело к нарушению прав Филькова А.П., поскольку в связи с принятием оспариваемых актов, был лишен права на спорный объект недвижимости, возможности защиты указанного права.

На основании вышеизложенного и в соответствии со ст.ст. 376 ГПК РФ и  действующим законодательством,

 

ПРОСИМ СУД:

1. Отменить решение Центрального районного суда города ***о от 21.06.2011г. (мотивированное решение изготовлено 11.07.2011г.) по делу № 2-977/2011, Определение Судебной коллегии по гражданским делам ***ского областного суда от 09.09.2011г. (дело № 33-10172), Определение ***ского областного суда от 14.11.2011г. (дело № 4г-2890) и направить дело на новое рассмотрения в суд первой инстанции.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector